Историко-краеведческий музейный комплекс Оршанского района

Историко-краеведческий музейный комплекс Оршанского района

Официальный сайт Муниципального учреждения культуры "Историко-краеведческий музейный комплекс" муниципального образования "Оршанский муниципальный район"

«У войны не детское лицо»

«В те дни мы в войну не играли,

 мы просто дышали  войной».

( А.Иоффе )

Так называлось мероприятие, которое прошло в музее Воинской Славы в канун годовщины начала Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.

Дети из детского пришкольного лагеря «Солнышко» с замиранием сердца слушали рассказ сотрудника музея Екатерины Шабалиной о тех тяжелых временах.  

Война поглотила 13 миллионов детских жизней. У целого поколения, рожденного с 1928 по 1945 год, украли детство. И дело здесь не только в дате рождения. Их воспитала война.  Война стала биографией целого поколения детей. У каждого ребенка была своя судьба в этой войне.

Дети увидели фильм, где наши земляки рассказывают о своем военном и послевоенном детстве.

Четыре долгих года, 1 418 дней, шла на нашей земле самая кровопролитная и самая страшная в истории человечества война. Мы родились и выросли в мирное время. Мы никогда не слышали воя сирен, извещающих о военной тревоге, не видели разрушенных фашистскими бомбами домов. Нам трудно поверить, что человеческую жизнь, жизнь ребенка можно оборвать в печи крематория.  

Погибали дети и в оккупированных фашистами городах и в блокадном Ленинграде, который немцы пытались захватить и разрушить.  Блокада Ленинграда  продолжалась  900 дней.

Что чувствовали и переживали дети? Об этом расскажут записи ленинградской девочки Тани Савичевой.

Таня Савичева… она не стреляла в фашистов, не была разведчиком у партизан. Она просто жила в родном городе. Фашисты виноваты в том, что обрекли ее и тысячи детей на муки голода, на медленное  умирание в ледяной квартире, наполненной трупами родных и соседей:

 «Женя умерла 25 января, в 12 часов 30 минут утра 1941 года.

Бабушка умерла 25 января, в 3 часа дня 1942 года.

Лека умер 17 марта, в 6 часов утра 1942 года.

Дядя Вася умер 13 апреля, в 2 часа ночи 1942 года.

Мама – 13 мая. В 7 часов 30 минут утра 1942 года.

Умерли все. Осталась одна Таня».

Дети войны, они сражались на трудовом фронте, работая по 12-14 часов, не доедая и  не досыпая.  И когда их рост не позволял встать  к станку, они вставали на ящики и работали.

Но самыми обездоленными детьми войны были малолетние узники фашистских концлагерей и гетто. Немецкая охрана ежедневно в больших корзинах выносила из детского барака окоченевшие трупики погибших мучительной смертью детей. Они сбрасывались в выгребные ямы, сжигались за оградой лагеря и частично закапывались в лесу вблизи лагеря.

Массовую беспрерывную смертность детей вызывали те эксперименты, для которых в роли лабораторных животных использовались маленькие мученики Саласпилса. Немецкие врачи – детоубийцы с докторскими дипломами больным детям делают инъекции – впрыскивают разнообразные жидкости, заставляют принимать вовнутрь разные средства…

Можно много и долго перечислять зверства фашистов в Великой Отечественной войне, но наша задача напомнить детям о той цене, которую заплатили за то, чтобы они могли учиться, играть, любить. Ценить жизнь и мирное небо.

Скоро, 22 июня, и мы все пойдем на митинг. Возлагая венки,  мы вспомним  13 миллионов детей, погибших в годы войны. Вечная им память.

 Памяти 13 миллионов детей, погибших во  Второй мировой войне, посвящается… 

Тринадцать миллионов детских жизней
Сгорело в адском пламени войны.
Их смех фонтанов радости не брызнет
На мирное цветение весны.
Мечты их не взлетят волшебной стаей
Над взрослыми серьезными людьми,
И в чём-то человечество отстанет,
И в чём-то обеднеет целый мир.
Без них Европа сразу постарела,
На много поколений недород
И грусть с надеждой, как в лесу горелом:
Когда ж подлесок новый станет в рост?
Им скорбный монумент воздвигнут в Польше,
А в Ленинграде – каменный Цветок,

Чтоб в памяти людей остался дольше
Прошедших войн трагический итог.
Тринадцать миллионов детских жизней —
Кровавый след коричневой чумы.
Их мертвые глазёнки с укоризной
Глядят нам в душу из могильной тьмы,
Из пепла Бухенвальда и Хатыни,
Из бликов пискаревского огня:
«Неужто память жгучая остынет?
Неужто люди мир не сохранят?»
Их губы запеклись в последнем крике,
В предсмертном зове милых мам своих…
О, матери стран малых и великих!
Услышьте их и помните о них!

(А. Молчанов)